Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

зимонегр

Не знаю, как назвать. Текучка, короче

Вот чуяла я жопой, что лето будет веселое, так оно и вышло. Не знаю, с чего, но понесло меня после ЕГЭ к маммологу проверять фиброаденому. У меня она больше 20 лет, любила, как родную. УЗИ показало рост, пункционная биопсия показала отсутствие пролиферации, но резать послали. Послеоперационная гистология показала пролиферацию очаговую вроде как доброкачественную. Хирург (классный мужик, герой и настоящий полковник) сказал, что очень вовремя пришла, велел больше не выращивать и отправил на магнитотерапию с тамоксифеном для профилактики. Теперь буду каждый год повторять. О мастэктомии речи не было. Зав. хирургией в онкодиспансере назвал состояние предраковым, которое раком заканчивается далеко не всегда, но профилактику по блокированию эстрогена надо сделать. Уже почти успокоилась, в понедельник иду на первый сеанс.

Увлеклась вязанием носков на одной кольцевой спице. На этой почве провожу эксперименты по конструкции и технике исполнения деталей носков с отдельным большим пальцем и отдельно связанной пяткой.
Collapse )
Илья

Дорогое государство, чтоб ты... или как Илья продавал квартиру

Мы вчера с Ильей совершили подвиг - продали доставшуюся от свекра, точнее, его последней жены, хрущевку в 44 метра на пятом этаже кирпичного дома 1964 года постройки. Да, повезло. Деньги на счете, документы в Росреестре, мы живые.

Но это был полный ужас. Вот просто слов нет. Какие в задницу права инвалидов? Он всю жизнь будет доказывать окружающим и государству, что он не дурак и право имеет. И на бытовом уровне, и на чиновном он все равно если не дурак, то полудурок. Это эмоции. Теперь хроника.

08.00 Вызвали такси и поехали в центральный офис ВТБ оформлять сделку, потому что покупатель брал ипотеку. Сотруднику Росреестра заплатили 1,5 тыс. за выездное оформление.

09.00 Пришла девочка Юля оформлять сделку и меня позвали в переговорную. Все попытки отказаться и объяснить, что Илья дееспособный, закончились ничем. Ладно, думаю, буду бумажки подавать и писать, если надо будет, большие тексты, чтобы Илюха только расписывался. Все проговорили, и Юля заявляет, что надо дать заключение МСЭК об инвалидности. Дали заключение. Ушла с заключением, а мы стали писать расписки и прочую хрень. Около десяти явилась и начала объяснять, что они не могут оформить сделку, потому как продавец странно ходит и говорит. Я достала трудовой договор и красный диплом матфака, но это их не убедило. Ругаться мы не стали, но вопрос, на каком основании они решили, что Илья несделкоспособный, задали. Сослались на внутренние инструкции и предложили не принимать на свой счет. А на чей, интересно, это надо принимать? Юля снова ушла.

10.00 Вернулась  и предложила продолжить оформление сделки, открыть счет для перевода и прочее, а потом быстренько съездить к психиатру и получить справку о том, что он нормальный. Можно, говорит, из частной клиники, где база данных из психдиспансера есть. Артисты. Справку о сделкоспособности дает комиссия из четырех врачей только в областной психушке. Стоит справка 1600 рублей. Мы спросили, почему она не сказала этого заранее, ведь мы не скрывали, что сделку заключает инвалид, и спокойно бы ее заранее получили. "Мы думали, что он только плохо ходит, а тут еще речь", - ответила Юля и продолжила повторять, что она нас понимает. Почти до двенадцати кто-то приходил, что-то говорил, в результате документы в Росреестр сдали, но страховку и счета не оформили.

12.00 Вышли из банка и пошли есть в кафе. Потом на маршрутке поехали в психушку. Жара за 30. Чуть не сдохли. Приехали, нашли нужную дверь.

13.00 Встали в очередь в кассу регистратуры. Было человек десять в кассе и немеряно на комиссию. Заплатили 1600 рублей и сели в очереди ждать. На мой вопрос о том, проходят ли инвалиды детства без очереди, как положено по закону о правах инвалидов, ответили, что не знают. Хорошо, что там не жарко было. Через час врачи ушли на обед и правильно сделали, потому что без перерыва этот напряг вынести нельзя. Народ разбрелся, потом сбрелся. В 15.00 все стали нервничать, протому как комиссия до 16.00, но тут нас вызвали. Меня снова позвали писать и переводить Илью. Тетки отнеслись к делу серьезно и через четверть часа выдали ему эту самую справку о сделкоспособности. Я материлась, а Илья - настоящий полковник - предлагал терпеть и не убивать на это еще один день. Но организация процесса в психушке просто ужасная. Чистый совок, только за деньги.

16.30 Вызвали такси, поехали в банк. Таксомотор оставили ждать, надеясь, что эти коровы все оформили и нам только справку отдать и открытие счета подписать. Ни фига подобного. В ожидании оформления страховки, счетов продавца и покупателя и перевода денег мы провели там еще полтора часа.

18.00 Я пожелала главному банкиру ВТБ, который все это придумал, но по-людски сделать не сумел, всю жизнь на почте коммунальные платежи принимать, чтобы точно узнать, что такое неадекватное поведение, потом мы сели в машину и уехали.

Восемь часов на жаре и в воняющем пластиком офисе банка (психушка лучше - там старый кирпич и масляная краска, прохладно без кондиционера),  больше трех часов ожидания в психушке - это кошмар для любого человека. Дорогие сотрудники спокойно послали на это товарища с двигательными нарушениями, потому что при любых Илюхиных успехах его спастико-атактическую форму ДЦП никто еще не отменил.

Илья был страшно зол, потому как ему врезали по самому больному месту - его адекватности. Как объяснить людям, что двигательные нарушения и замедленная речь не могут быть показателем психического состояния?

Вчера написала Главному просьбу заставить МСЭК вносить в справку об инвалидности запись о сделкоспособности, которая может быть отменена только по результатам психиатрической экспертизы. Это ведь всю жизнь надо на каждую сделку приносить справку новую из психушки?
зимонегр

Купила новую - не знаю, как назвать!

t_itanium в Покупка электрической турки Beko на eBay - с этого поста все и началось. А нынче почти вся моя кухонная и зубная бытовуха - из Германии.
Вот последняя посылка от Computerunivers
Collapse )
Илья

01. Йолки, как же это все было?

Ставлю первый номер в надежде, что постепенно напишу все, что вспомню. Надо сказать, что помню мало, потому как некогда было задумываться над происходящим.

Я тут снова полезла с советами к замечательной девушке poprygush, которая вечно себя ругает, но на самом деле она молодец и герой, и родители ее такие же. Я в этом просто уверена. И вот на почве старческой деменции советования начала я вспоминать, как же это все было, что Илья пошел, учился в школе и универе и даже работает, пусть из дому. Нет, конечно, глупо было бы считать, что он просто в шоколаде, это не так. Например, он вынужден работать там, где есть надомная форма, а не там, где хотел бы. А он бы предпочел инженерные разработки для всякой техники, но увы - там только в конторе сидеть, а у нас в городе это только оборонные предприятия с зарплатой в 15 тысяч. Ему мало. И в конторе он звереет.

С чего все началось?
С оценки 0-1 баллов по шкале Апгара: единичное сердцебиение без дыхания.
В результате сильно пострадали движения, нервная и психическая системы. Возбудимый, психика вязкая, уставал от всего мгновенно. Не переворачивался, не сидел, не стоял, не ходил. Вообще. Иммунитет на нуле, болел не просыхая.

Первым революционером в нашей реабилитации была Евгения Петровна, массажистка из детской поликлиники по месту жительства. Она непрерывно его массировала с трех месяцев и учила меня основам. Препаратов не было, с трудом добывали церебролизин, кокарбоксилазу и АТФ. Сейчас скажи кому, что так лечили ДЦП - засмеют. Мы с бабушкой упорно его крутили - вертели, сажали, ставили и водили. Сам не мог от слова совсем. Но в полгода посадили, а в год поставили и повели. Ну да, спины у нас отламывались. К четырем годам я натаскала себе бедренную грыжу подвздошной кишки и вечные проблемы с левым плечом. Грыжу вырезали спуста двадцать лет, а плечо по-прежнему со мной.  Действовала я во многом интуитивно - шли лихие девяностые, советоваться было не с кем. Мне казалось, что если в норме шестимесячный ребенок смотрит на мир не снизу вверх лежа, а сидя и по сторонам, то это неспроста. Стало быть мозгу необходимо поменять положение в пространстве для дальнейшего развития. Именно поэтому я убеждена в необходимости своевременной вертикализации. Но все индивидуально.

И тут пришла вторая революционерка - наш гарнизонный неонатолог - невропатолог Нина Яковлевна. Она утверждала, что  я права, убедила меня в сохранности интеллекта и начала лечить всеми доступными ей методами. В том числе кололи пропермил. Вот тогда Илья сел сам и стал стоять с опорой. Посадили в ходунки ( у свекра в гараже нашли мужние детские, я сшила брезентовое сиденье сама, ничего специального у нас никогда не было). Это был верх свободы, Илья начал перемещаться по квартире. Потом свекровь привезла пластмассовый сидячий самокат. В четыре года купили первый велосипед. И с ревом, воплями и криком поехали как попало. Конечности фиксировали. Но ехали. Еще не ходил.

Мозги ему я трясла непрерывно. В прямом и переносном смысле. Интеллектом занималась постоянно - смотрели, читали, рассказывали, водили везде, притаскивали всякую технику. Я все-таки с педагогическим образованием и сама умею учиться непрерывно. Это было первое, чему я научила Илью - самому формулировать проблемы, искать информацию и находить решение. Или не находить и отказываться от чего-то как заведомо безнадежного способа.

Как я выжила? Реабилитация шла между болезнями, отсутствием продуктов и лекарств, все таскала на себе. До пяти лет Илья спал не более двух часов подряд даже по ночам. Мама приезжала  - если бы не она - точно пропала бы, тупо не хватило бы здоровья. И муж у меня всегда был на месте, хотя  с Ильей практически не помогал и страшно его стыдился лет до семи. Но необходимости работать у меня не было, мы нормально жили.

Все это закончилось тем, что на шестом году пошел. Выглядело это ужасно, но это было самостоятельное передвижение. Велосипед был все еще трехколесный, но с 12 лет уже большой - Кама-фермер.

Про то, как Илья пошел в школу и ее закончил во второй части. Надо будет фотки найти.

А сейчас описываемый субъект представлен здесь и здесь
зимонегр

Психиатрическое - постклимактерическим теткам

Решила написать о своем опыте - вдруг кому-то поможет принять решение?

Есть ситуации, когда один человек другого понять не может в принципе именно потому, что у него нет опыта переживания состояния, в котором живет другой человек. Его, это состояние, можно представлять, пытаться понять, даже сопереживать - но до конца не осознать никогда. Я никогда не пойму Илью в полной мере, например, просто потому, что у меня не было паралича. Это я к чему такую преамбулу вывожу? К тому, что понять тетку в постклимактерическом периоде может только такая же тетка. Плюс ребенок с инвалидностью - это такой жутковатый комплект. Но в моем случае присутствует именно он, хотя не в полной мере - Илья сохранный, самодвижущийся и т.п.

Ну так вот. Три года назад грянул климакс - чтоб он пропал, перед этим начали умирать близкие - сначала свекор, потом мама. Оба от инсульта. Свекор от геморрагического в семьдесят, мама от ишемического в восемьдесят, но это произвело на меня очень тяжелое впечатление. Тогда же я совсем уволилась и искала себе новую деятельность, Илья с большим трудом - сильно нервно было - учился в универе, увольняли мужа из армии - короче, навалилось и тянулось около трех лет. В общем-то я личность стрессоустойчивая - стресс для меня всегда был вызовом, поводом для деятельности, а не для рыданий. Удары судьбы я переживала всегда по одной, вполне позитивной схеме: с ужасом осознаем, рыдаем полдня, прорыдавшись, создаем план действий и действуем. Если ничего изменить было нельзя, я старалась научиться жить спокойно в тех условиях,  которые имелись, не пытаясь сравнивать свои и чужие обстоятельства. Но после 2010 стало совсем фигово. Тогда же мне сделали две операции с перерывом в два года, начались проблемы с сердцем.

Потом вроде как все вошло в норму: Илья доучился, муж перешел на гражданку  и стал преподом, мы поимели новую квартиру  с приличным ремонтом, утряслось мое репетиторство, заместительная гормональная терапия сильно помогла с постклимактерическим синдромом, кардиолог попался правильный - про сердце забыла. Кардиолог же назначила вальдоксан. Я попробовала - эффект был мощный, но через год депрессия меня снова ела по полной программе. Самое поганое при этом было то, что все было нормально - деньги, жилье, работа, физическое состояние. Но вот такая гадина, эта депрессия. Настроения не было совсем, все делала через пинок, ушла способность концентрироваться. Вот концентрация, точнее, ее отсутствие было самым большим ударом. Неспособность сосредоточиться и делать хотя бы часа два подряд одно дело выводила меня из душевного равновесия напрочь. Правда вот схемы вязальные могла делать часами - почему - не знаю. Я жила относительно деятельно только потому, что заставляли какие-то внешние вещи - Илья живет по графику и мне надо в него вписываться, к детям надо ходить, на тренировки   и тп. Ходьба и тренировки помогали очень здорово. Но не совсем.

Фигово, короче, было. Мне страшно жаль было тратить силы и время на переживания. Но жизнь грозила уйти на бесконечные страдания. А мне хотелось еще немного работы и радости. Страх при этом одолевал не по-детски. Панические атаки были редкими, но стоили мне дорого. При этом я жила в глубоком убеждении, что антидепрессанты - это не наш метод. Пока Илья не попал к психиатру с теми же симптомами. Зараза или нет?

Поглядев, какое впечатление сертралин произвел на него, я через полгода поперлась к тому же психиатру. Она долго надо мной ржала, внимательно расспрашивала, связала с депрессией всю соматику и деконцентрацию. Поменяла мне антидепрессант - велела перейти на сертралин. Сказала, что сначала станет хорошо, потом эффект исчезнет, потом снова вернется. Перешла. Сижу две недели. Эффект вау на данный момент. Сильно улучшилось настроение, работоспособность резко появилась, страхи стали редкостью. Побочка была первую неделю - довольно сильная. Сейчас нет.

Илья тут высказал интересную мысль: очень хочется быть независимым. В первую очередь хочется быть независимым от собственного организма. Но он, собака, постоянно лезет не в свое дело и мешает жить нормально. Желание показать ему фигу и взять себя в руки присутствует всегда, но не всегда помогает. С организмом приходится считаться и даже ему помогать. В том числе врачами и таблетками. Ну а что делать? Кто сказал, что психика не болит и ее не надо лечить? Видимо, надо считаться с тем, что организму надо помогать и постоянно над ним шаманить. Посмотрю, что будет дальше. Пока так.
Пишу об этом для френдов - все-таки тема вполне личная. 
училка

Вторая...

До сих пор мне был известен один человек с отчеством Ромуальдовна. Сегодня я узнала второго: в оптике дали карточку с именем врача  - Элеонора Ромуальдовна Сидоркина, врач - офтальмолог. Фамилия очень подходит, да?
Жора

Мда.. Как будто вчера это было

Оригинал взят у frauleravalera в Больной ребенок
Здравствуйте. Пишу с анонимного аккаунта.

Очень сложно начинать что-то говорить и рассказывать - просто не знаешь, с чего начать.

Мне 23 года, у меня есть годовалый ребенок, и он инвалид- ДЦП. Беременность протекала идеально, роды - нет, вследствие их (и как результат врачебной ошибки) ребенок получил большую травму, огромные проблемы с неврологией, которые до сих пор с ним. И со мной тоже.

Ровненько 24 года назад, 20.11.88 я родила такого же. С единичным сердцебиением, без дыхания, ну и прочее. Потом патология новорожденных, лечение - лечение - ужас - ужас - потом это стало жизнью. На сегодняшний день все живы, относительно здоровы, живем. Всю жизнь я боюсь заболеть и умереть, потому как прекрасно  знаю, что ждет Илью в этом случае. Набившая оскомину мысль о том, что наша страна не для людей, уже не никого не вдохновляет на рассуждения по поводу. Это просто факт.

Накатило что-то. Да. Страшно, конечно, было.
Когда все дружно пишут в комментариях,  что быть такой матерью такого ребенка - это героизм, я думаю, что это не так.  Никакого героизма в том, что ты посвящаешь жизнь ребенку, нет. Это просто жизнь такая. Понятно, что меня не спрашивали, что бы я предпочла в качестве смысла жизни, это тоже был факт, от которого нельзя было уйти.
Сдать в приют, конечно, было можно, но это не мой тип отношения к детям. Мама всю жизнь со мной носилась, и я так же ношусь со своим ребенком.

Прочитав в титульном посте о золотой медали и красном дипломе, многие скажут, что мне повезло. Да, это так. Сохранился интеллект, были доступны какие-то методы лечения и реабилитации. Мое образование позволяло мне учиться самой и правильно работать с Ильей. Но в год криво держал голову, не сидел, не стоял, не ходил, не говорил, спастика и гиперкинезы цвели махровым цветом, в два года начались судороги. Эпилепсия и нас не миновала. У таких детей очень легко просмотреть интеллект и пропустить его развитие. К тому же при родовой травме интеллект на самом деле страдает часто и бесповоротно. Нам грозили тем, что даже в школе для УО (тогда была такая формулировка) учиться не сможет. Поэтому точно сказать про годовалого ребенка, как он будет развиваться, не сможет никто. Если, разумеется, исследования не показывают тяжелое органическое поражение мозга, когда становится ясно, что все абсолютно и шансов нет.

Но я о себе.
Самое трудное - согласиться с тем, что такая жизнь навсегда. Даже при очень хорошей реабилитации, как в нашем случае, возможность самостоятельной жизни для паралитика останется, скорее всего, мечтой. Я всегда буду бояться, что упадет, испугается, не выдержит и т.д.

Очень сложно не считать себя героиней или страдалицей. Это две крайности, каждая из них ведет в депрессию, причем, тяжелую и обоснованную реальным положением дел.

Трудно помнить о себе. Всегда кажется, что потратить время на себя стыдно,  неправильно.

Еще сложнее помнить о муже. Он вдруг становится второстепенным, его мысли и чувства кажутся неважными, требования - неправильными. А он тоже человек, причем близкий, его надо понимать. И мужчина лучше чувствует себя, если он герой. Его нужно в этом убедить, тем более, что это правда. Надо правду ему сказать.

Невероятно неприятно согласиться с тем, что люди не обязаны тебя понимать и считаться с твоими трудностями. Достаточно часто людям нужно объяснять, что происходит и как к этому относиться. Чаще всего инвалидов просто боятся именно потому, что никто никогда не объясняет, что и как. Повторюсь, но хороших людей больше, чем плохих,  просто плохие заметнее.

Добавляет трудностей и тот факт, что ты вынужден приспосабливаться к той системе поддержки инвалидов, которая имеет место быть. Она рассчитана на то, что инвалида обслуживают дома не менее двух человек, один из которых ходит по магазинам, больницам,  конторам, а другой занимается непосредственно уходом. Это ужасно и отнимает тьму времени. Почему страна выдает родителям только 10 тыс. пенсии, при том что содержание в госучреждениях стоит в разы дороже, я не понимаю.

Главное - не считать себя несчастной. Это сверхзадача. Я ни за что не поменяю Илью на другого, даже золотого и здорового. Вот если бы он избавился от своих трудностей - это да, но в нашем мире этого не происходит. Есть много такого, что выше человеческих сил.